Особенно запомнились мне митинги в цирке, где часто выступали А. В. Луначарский и П. И. Лебедев (В. Полянский).

Отдохнув и осмотревшись, я решил обратиться в студенческую организацию при Петроградском комитете РСДРП (большевиков) с просьбой направить меня на работу.

Организация помещалась на Литейном проспекте в просторпом, некогда роскошном, а теперь замусоренном и замороженном барском особняке с огромным двухсветным холлом и широкой витой лестницей на второй этаж. Дом был обставлен случайной мебелью: остатками дорогих ампирных гарнитуров, солдатскими топчанами и некрашеными табуретками.

Немногочисленные сотрудники сидели в пальто и шинелях, обогреваясь кипятком из жестяных кружек.

Встретили приветливо.

—    Насчет работы? Пожалуйста! На второй этаж — к Бухбиндеру. Это наш главный секретарь.

Я поднялся к главному.

Меня встретил худой и усталый молодой человек в шерстяном свитере с синей университетской шинелью на плечах.

—    Работы? —спросил он. Просмотрев мои воинские документы и выслушав несложную биографию, оживился:

—    Сколько угодно и какой угодно! Люди нужны везде. Выбирайте. Вы — прапорщик, значит, что-то вроде офицера. Нам нужен интеллигентный комендант в Мариинский театр. Если любите искусство, прекрасная должность. Там комиссар Бакрылов совсем зашился с актерами: не выполняют приказов, требуют автономии, грозят забастовкой. Вы поможете ему навести порядок.

Я в нерешительности молчал.

—    Сходите, посмотрите. А не понравится — можно подыскать и другую работу. Вы говорите, что перешли на третий курс Политехнического, значит, уже почти инженер? Могу предложить и по этой специальности. Сейчас организуется Высший Совет Народного Хозяйства.