Меня встретил хозяин, провел в маленький кабинет, заставленный книжными шкафами, письменным столом, креслом и видавшим виды кожаным диваном, на котором, видимо, и спали.

По внешности и манере держаться Свидерский напомнил мне председателя ВУЦИКа Г. И. Петровского. Та же непоказпая, а внутренняя интеллигентность, душевность, скромность.

Разговор, естественно, пошел о хлебозаготовках.

—    Положение с хлебом,— сказал Алексей Иванович,— как вы знаете, продолжает оставаться тяжелым. Засуха в Поволжье и на юге Украины лишили страну сотен миллионов пудов хлеба. К этому нужно добавить, что в текущем заготовительном году мы впервые перешли от системы разверстки к системе продналога. И для того, чтобы крестьяне почувствовали облегчение, план хлебозаготовок значительно снижен.

Конечно, будет трудно, и часть хлеба придется закупать по рыночным ценам и за границей. Но уже начало нового заготовительного года  показывают всю благотворность перехода на продналог.

Свидерский вооружился сводками:

—    Уже за первые два месяца мы значительно перегнали «разверстку». Вот, например, данные по ряду благополучных по урожаю губерний. Если в прошлом году на 1 октября в них было заготовлено меньше 8 миллионов пудов, то в текущую кампанию поступило на то же число 29 миллионов пудов — в три с половиной раза больше.

Свидерский назвал еще ряд цифр. Я старательно записывал, не представляя, однако, конкретно масштабов этих цифр в сравнении с реальными потребностями народа.

Мой собеседник не скрывал сложности, возникшие перед продорганами: нельзя нажимать на крестьян, как это делалось в период военного коммунизма, но нельзя и допускать малейших недоимок, ибо это значит недодавать хлеба городам и Поволжью.