Обо всем этом мы узнали из зарубежной прессы и радиопередач, дополняемых рассказами перебежчиков из вражеского лагеря.

Но многое оставалось неясным, каждый день происходили изменения в обстановке, порой кардинальные, и более точные сведения о масштабах событий и взаимоотношениях социальных сил в оккупированной части Латвии мы получили позже, уже после освобождения Риги.

Между тем большие события, касавшиеся судьбы Прибалтики, происходили и по нашу сторону фронта.

Московское радио сообщило, что 4 декабря 1918 года в освобожденной части Латвии — в Валке (Валге) образовано Временное правительство Советской Латвии во главе с видным латышским политическим деятелем — большевиком П. И. Стуч- кой.

В опубликованном правительством манифесте торжественно провозглашалось восстановление в Латвии Советской власти.

Манифест был подписан председателем правительства П. Стучкой и его двумя заместителями — Ю. Данишевским и Я. Ленцманом.

Через несколько дней был опубликован декрет Совнаркома РСФСР за подписью В. И. Ленина о признании независимости Советской Латвии, а еще через день состоялось постановление ВЦИК о признании всех прибалтийских советских республик — Латвии, Литвы и Эстонии.

Одновременно началось широкое наступление Красной Армии в сторону Балтийского моря.

На латвийском участке фронта действовали переброшенные с востока советские латышские части. Это были преданные народу полки, гвардия пролетарской революции. Я не знаю, сколько латышских стрелков участвовало в гражданской войне. Но в 1918 году я встречал их всюду. В первые месяцы революции они охраняли Смольный, а после переезда Советского правительства в Москву — отвечали за безопасность Кремля. Латышская дивизия была крупным соединением Рабоче-Крестьянской Красной Армии.