Из произведений «изобразительного искусства» запомнился огромный — на полстены — красочный плакат к кинофильму осваговского производства «Жизнь— Родине, честь — никому».

Плакат изображал внутренность сельской церкви. У алтаря — на вздыбленном коне — красноармеец в буденновском шлеме.

Всюду следы погрома: порубленные шашкой иконы, разбросанная церковная утварь, сломанная дверь алтаря. Цела только икона божьей матери. На эту — единственную уцелевшую святыню и нацелена длинная пика «свирепого буденновца».

Мне тогда не удалось обнаружить фильма, и я не имею представления о его содержании. Но о прокатной судьбе деникинской «агитки» можно было судить по обнаруженному тут же, в киноотделе, приказу начальника гарнизона Ростова и Нахичевани.

В приказе (опубликованном во всех ростовских газетах, примерно три недели тому назад) генерал-майор Тарасенков извещал, что 2, 3, 4, 5, 6 и 7 декабря в театре «Колизей» (Большая Садовая, 79) будет демонстрироваться бесплатно по одному сеансу в день картина «Жизнь— Родине, честь — никому», «рисующая период господства большевиков в г. Ростове-на-Дону в минувшем, 1918 году».

«Для обозрения этой картины,— приказывал генерал-майор,— всем воинским частям, штабам и управлениям командировать нижних чинов иод командой офицеров в следующем порядке:

2, 3, 4 декабря — войскам частей гарнизона; 5 и 6 декабря — чинам штабов и управлений и 7 декабря — чинам городской стражи и лечебных заведений города.

Частям прибывать в театр к 15 1/2.

Во время сеанса играть хору трубачей от 1-й студенческой бригады.

Для наблюдения за порядком назначались специальные подразделения с дежурными офицерами во главе.

Вот так — в приказном порядке — и «обозревали» деникинские вояки произведения белогвардейского киноискусства.

Самым интересным, что удалось обнаружить в осваге, были комплекты местных газет.