Из более крупных политических событий запомнилась первая партийная неделя. Она еще раз подтвердила силу и авторитет ленинской партии. Только в одной Москве за неделю вступило в РКП (б) 13 600 человек.

Успех партийной недели ободрял, вселял новые силы, утверждал веру в конечную победу революции.

Используя свободное время, изучал новые формы работы РОСТА. До сих пор я знал о них только понаслышке.

Товарищи из агитпоезда «Октябрьская революция» и другие журналисты-москвичи, с которыми приходилось встречаться на фронте, рассказывали о новшествах, появившихся в Российском телеграфном агентстве с приходом в него П. М. Керженцева. Я был поражен масштабами и многообразием этих новшеств. Из чисто информационного учреждения, каким оно было до того, РОСТА превратилось в нечто вроде наркомата печати и пропаганды. Кроме информационных, оно выполняло теперь многие другие функции: инструктировало и консультировало периферийные редакции; снабжало их литературными и иллюстративными материалами; руководило подготовкой и распределением журналистских кадров; организовало выпуск новых, рожденных революцией изданий: «Окон РОСТА», степных газет и т. д. и т.д.

В структуре и методах этого учреждения я обнаружил реализацию идей П. М. Керженцева, с которыми он выступал в прошлом году в печати и на I съезде советских журналистов. Назначенный ответственным руководителем РОСТА, он, с санкции ЦК партии, осуществил эти идеи, проделав колоссальную работу и обнаружив талант незаурядного организатора.

К сожалению, в нашей историко-биографической литературе до сих пор не освещена деятельность этого замечательного большевика и выдающегося деятеля советской культуры. Поэтому важно хотя бы вкратце остановиться па его роли в становлении советской печати.

Еще в Смольном, в редакции «Известий» П. М. Керженцев пользовался авторитетом как блестяще эрудированный публицист.