Не раз публиковалась информация о деятельности миссии Нансена, Американской администрации помощи (АРА), Шведской экспедиции помощи, пожертвованиях немецких, французских, датских, чехословацких, австрийских рабочих организаций, американских квакеров, германских художников и артистов и многих других.

И эта правдивая информация не только разоблачала клевету, но и побуждала тысячи людей доброй воли включаться в помощь попавшим в беду.

При всей специфичности задач и ограниченности возможностей «Нового пути» работа в нем явилась для меня следующей,

более высокой ступенью освоения журналистской профессии.

«Красный стрелок» и «На страже революции» дали опыт редактирования массовых красноармейских газет, рассчитанных на своего, близкого нам политически и идейно читателя.

«Новый путь» обращался к совершенно иной аудитории — к буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции, не понявшей Октябрьской революции, бежавшей от нее и сейчас, в эмиграции, болезненно пересматривавшей свои позиции. Нам труднее было находить с ней общий язык. Приходилось прибегать к более гибким формам подачи материала, разнообразить жанры, шире освещать те стороны жизни, которые представляли интерес для этого специфического читателя.

И это требовало от каждого из нас — членов редколлегии и авторского актива — не только повышения литературно-стилистического качества нашей публицистики, но и расширения журналистского амплуа, работы над самой разнообразной тематикой, в разных жанрах, заставляло становиться газетчиками-универсалами.

Разумеется, не все удавалось, нередко из-за спешки печатали материалы недоработанные, поверхностные, подвергавшиеся затем заслуженной критике.