Во-первых, Грузинское правительство присвоило себе имущество царских армий Русско-турецкого фронта, которое было сосредоточено в Тифлисской и Кутаисской губерниях и осталось в Грузии после революции и окончания военных действий. Солдаты и офицеры разбежались, а огромные запасы вооружения и продовольствия были захвачены грузинскими властями.

Во-вторых, в марте-апреле 20-го года отступавшие деникинские войска эвакуировали с Северного Кавказа в Грузию военное имущество и запасы продовольствия, которые также перешли в распоряжение грузинских правительственных органов.

В-третьих, солидный доход давали транзитные операции: перекачка из Баку в черноморские порты азербайджанской нефти п перевозка в обратном направлении зарубежных товаров для Азербайджана и Армении. Кое-что перепадало и от полулегальной (а потому и более прибыльной) торговли с белогвардейским Крымом.

Наконец, немало ценностей (в золоте, ювелирных изделиях, иностранной валюте) привезли в Грузию десятки тысяч беженцев из Центральной России. Часть этих ценностей шла на оплату импортируемых из-за границы товаров и таким образом увеличивала продовольственные и товарные ресурсы Грузии.

Эти нетрудовые и непроизводительные источники создавали материальную базу процветания, которым одно время очень кичилось буржуазно-меньшевистское правительство Ноя Жордания.

Однако к концу лета, буквально на моих глазах, процветание кончилось.

Запасы, доставшиеся от царской и деникинской армий, оказались исчерпанными. Транзитные доходы, в связи с прекращением вывоза бакинской нефти в Западную Европу и обострением гражданской войны в Армении, прекратились.