Поэтому всякая попытка со стороны кого бы то ни было или какого бы то ни было учреждения присвоить себе те или иные функции государственной власти будет рассматриваема как контрреволюционное действие и подавляться всеми имеющимися в распоряжении Советской власти средствами, вплоть до применения вооруженной силы».

Не менее энергичное обращение было опубликовано Всероссийской чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией.

Это был охлаждающий душ на разгоряченные головы авантюристов, рассчитывавших под знаменем Учредительного собрания покончить с Советской властью.

Накануне открытия Учредительного собрания в Таврическом дворце и вокруг него были размещены наиболее дисциплинированные красногвардейские отряды и отряды моряков. Они получили приказ не допускать к дворцу никаких демонстрантов.

5    (18) января было воскресенье, редакция не работала, и с утра я отправился на Невский посмотреть, что творится в центре и на основных магистралях по направлению к Таврическому дворцу.

В районе Литейного я увидел хвост колонны, завернувшей с Невского на Литейный и медленно двигающейся в северном направлении. Среди демонстрантов господствовала молодежь из мелкобуржуазной интеллигенции. На плакатах лозунги: «Да здравствует Учредительное собрание!», «Вся власть Учредительному собранию!», «Да здравствуют избранники народа!».

Кто-то пытается петь «Марсельезу», но, не поддержанный массами, замолкает.

Гораздо больше, чем в рядах демонстрантов, публики на тротуарах— господа в добротных шубах, щеголеватые чиновники с кантами разных ведомств, хорошо одетые дамы — обычная толпа дореволюционного Невского проспекта.