22 декабря эвакуация немецкого гарнизона была закончена и власть в городе (включая крепость) полностью перешла в руки ревкома. Для охраны порядка был сформирован отряд из учащихся средних учебных заведений, отряду было присвоено имя Анатолия Васильевича Луначарского.

Тем временем мы с Кацем занялись поисками путей получения дополнительной информации из-за рубежа.

Как уже отмечалось, поступавшие в Москву сведения

о событиях в Западной Европе были скудны, отрывочны и противоречивы. Иностранные газеты не приходили. Нужно было во что бы то ни стало наладить получение хотя бы германских и прибалтийских газет.

Пришлось прибегнуть к помощи контрабандистов. Кац через родственников связался с торговцами сахарином, и они согласились по сходным ценам снабжать нас немецкими, латышскими и русскими (белоэмигрантскими) газетами.

Уже через пару дней была получена первая пачка рижской периодики. Наскоро просмотрев ее и сообщив по телеграфу о важнейших фактах, мы с курьером ревкома отправили добычу в Москву. В последующие недели берлинские, кенигсбергские, рижские газеты одно-двух-трехдневной давности поступали почти регулярно.

Из них удалось выяснить, что происходит в Германии.

С первых дней ноябрьской революции мы возлагали огромные надежды на возникшие там Советы, в особенности на Берлинский Совет рабочих депутатов. Мы рассчитывали, что, опираясь на русский опыт, они будут бороться за установление рабоче-крестьянской власти.

Наши расчеты не оправдались.

Руководство Берлинского, как и большинства периферийных, Совета захватили правые социал-демократы, сторонники реакционных лидеров этой партии — Шейдемана, Эберта, Носке. И эти последние, вместе с соглашателями из так называемых «независимых» эсде, организовали новое германское правительство, ориентирующееся на буржуазию и враждебное Советской России.