А до этого чему учили рабочих и крестьян цари, дворяне и капиталисты? Ничему другому, как всю жизнь, не разгибая спины, работать,— работать без срока и отдыха, до последнего издыхания.

Так надо ли удивляться, что Советская власть, власть рабочих и крестьян, не получивших образования и навыков в управлении государством, делает ошибки?

Конечно, буржуазия, глядя на наши неудачи, злорадно хихикает. Она подбивает несознательные массы на мысль о том, что нам, рабам, все равно не управиться, так не лучше ли, поэтому, отдать власть ученым барам?

Такая точка зрения неприемлема для трудящихся. Ошибки мы исправляем тотчас же, как только замечаем их. А паша

власть имеет те преимущества, что, несмотря на ошибки, она всегда исходит из интересов не помещиков и капиталистов, а из интересов угнетавшихся до сих пор классов — рабочих и крестьян».

В заключительной части речи звучала глубочайшая убежденность з победе трудящихся.

«Нам многому еще нужно учиться, и мы научимся! Через промахи, через ошибки мы будем, не смущаясь зубоскальством буржуев, идти к нашей цели, к построению новой справедливой жизни, без богатых и бедных, без угнетателей и угнетенных.

В народе, в толщах его, таятся необъятно великие силы. Только Советская власть даст этим силам развернуться во всю ширь, откроет им простор, чтобы строить новый, лучший мир, в котором все чудеса техники, науки, культуры — будут служить не кучке царей, богачей и их жен, а многомиллионным народным массам!»

Второй отрывок касался другой, не менее острой проблемы — законности революционного насилия.

На этот вопрос М. И. Калинин отвечал так:

«Тем, которые любят упрекать большевиков в суровости и жестокости, мы говорим:

—    Да, мы не христиане и не толстовцы, которые советуют подставлять другую щеку, когда ударили по одной.