И хотя Бюро печати СНК неоднократно обращалось со страниц «Правды» и «Известий» с настоятельной просьбой ко всем партийным, советским, профессиональным организациям присылать сведения о своей работе, а всем редакциям газет и журналов направило директиву СНК, обязывавшую высылать в СНК по два экземпляра изданий — сведения и газеты поступали туго, информация продолжала носить отрывочный характер.

Тогда возникла идея отправить на периферию несколько разъездных корреспондентов, уполномоченных Бюро печати, которые бы давали обзоры о событиях в определенном районе и одновременно выясняли бы возможности организации постоянной информации силами местных органов печати.

Для первой такой поездки Аксельрод выдвинул мою кандидатуру. Предложение было одобрено В. Д. Боич-Бруевичем, и в конце марта — первых числах апреля 1918 года я отправился в поездку по стране.

Ориентировочный маршрут был выбран в южном направлении: Москва—Курск—Харьков—Ростов-на-Дону — Минеральные Воды—Грозный—Петровск (Махачкала) и, если удастся, Баку.

Маршрут давал возможность ознакомиться с обстановкой в наиболее «горячих» местах того времени — в восточной Украине, на Дону и Кубани, в национальных районах Северного Кавказа.

Приходившие оттуда сведения были противоречивы. Немецкие оккупанты вместе с украинскими гайдамаками успели продвинуться до Кременчуга, Полтавы, Кривого Рога, захватили часть Донбасса, но Харьков, Луганск, Таганрог оставались в наших руках. В Новочеркасске — Советская власть, в Ростове объявлена Донская советская республика. На Кубани освобожден от белогвардейской Добровольческой армии Екатеринодар. Главнокомандующий советскими войсками на Северном Кавказе Авто

номов решительно утверждал, что Кубань и вся железнодорожная линяя до Баку очищены от белых банд.