Политические страсти продолжали кипеть вокруг подписанного, но еще не ратифицированного мирного договора.

Снова начавшие выходить буржуазные и социал-соглашательские газеты поносили Брестский мир и требовали его разрыва.

14—16 марта состоялся IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов, большинством голосов ратифицировавший договор и тем на некоторое время продливший мирную передышку.

Но положение продолжало оставаться напряженным.

Несмотря на триумфальное шествие Советской власти по стране, классовая борьба на местах принимала все более острые формы. То там, то тут вспыхивали очаги контрреволюции. Продолжалось наступление немецких войск. Не ограничиваясь захватом Польши и Прибалтики, германские войска оккупировали большую часть Украины, Белоруссии и продвигались в сторону Дона и Кавказа.

Поступили первые сообщения о подготовке военной Антанты. В Мурманске бросил якорь английский крейсер, вскоре к нему присоединился крейсер французский. На Дальнем Востоке японцы и англичане открыто готовились к высадке десанта.

Из Москвы и Петрограда уехали посольства.

.С информацией по-прежнему дело обстояло из рук вон плохо. Для того чтобы осведомлять народ о положении в стране, нужно было регулярно получать сведения о том, как реагируют массы трудящихся на происходящие события: как относятся к Брестскому миру, как работают фабрики п заводы, что творится в деревне, как выполняются правительственные решения. Отрывочная информация, доходившая с мест, была явно неудовлетворительной.

Петроградское телеграфное агентство (ПТА), переехавшее в Москву, в большинстве губерний все еще не имело корреспондентов. Важнейшие источники сведений — периферийные газеты приходили нерегулярно и с огромным опозданием.