И в то же время самая большая институтская аудитория не могла вместить слушателей, когда читал лекции по политэкономии другой столп буржуазной науки — М. В. Бернацкий. Опытный педагог, отлично владевший ораторским искусством, он привлекал студентов анализом современности, критикой финансовой политики царского правительства, ядовитыми замечаниями в адрес бюрократии. Впрочем, все эти вольности не выходили за пределы дозволенного начальством. (Как показало близкое будущее, оба ученых — и Струве, и Бернацкий — стали министрами Крымского правительства Врангеля, а потом скатились в болото белой эмиграции).

Не без их влияния участвовал в студенческих забастовках, митингах против мобилизации в армию, в сборах денег в пользу политического Красного Креста.

В те годы впервые познакомился с Петроградом — великим и прекрасным городом: его неповторимыми архитектурными ансамблями, проспектами, площадями, парками, с красавицей Невой, каналами, с бесчисленными памятниками, музеями, театрами. Впервые увидел шедевры Эрмитажа и Русского музея, впервые побывал в настоящих театрах, в первоклассной драме, опере, балете, наслаждался искусством Шаляпина, Собинова, Савиной, Юрьева, Варламова. Во время гастролей МХТ в Петрограде влюбился в этот изумительный сценический коллектив. Перечитал уйму современной русской и иностранной литературы. И по сей день храню самые теплые чувства о двух «политехнических» годах своей юности.

И тем не менее мне не хотелось возвращаться в институт и становиться инженером.