Шестой был занят кухней-столовой.

В классных вагонах размещались агитаторы, представители наркоматов и ведомств, другие прикомандированные к поезду лица; обслуживающий персонал.

В соседнем с нами купе ехал художник-график А. М. Цветков, скромный, симпатичный человек, за время рейса сделавший огромное число зарисовок, частично опубликованных в газетах и журналах того времени.

В нашем же вагоне ехали Буров, агитаторы Завьялова и Скачко, инструкторы из наркоматов земледелия, внутренних дел, юстиции. Это были ответственные работники, консультировавшие во время остановок местные советские учреждения.

На одном из классных вагонов был вывешен большой почтовый ящик с надписью: «Для жалоб».

Поезд провожали Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов, В. А. Антонов-Овсеенко, представители разных центральных учреждений.

После краткого напутственного слова Свердлова поезд двинулся на восток. Я не помню точно ни числа, ни названия станции, где мы сделали первую большую остановку. Если не ошибаюсь, это был Арзамас.

Для оживления памяти я просмотрел теперь изданный в 1920 году сборник статей «Агитпартпоезда ВЦИК» под редакцией В. Карпинского. В нем я обнаружил полезные сведения об истории агитационно-пропагандистских поездов. Но данные о первом рейсе поезда имени Ленина оказались не только сверхскупыми, но и неточными.

Так, например, самый рейс датирован 13—31 августа, т. е, месяцем раньше, чем он состоялся на самом деле.

Пришлось обратиться к газетам того времени. Перелистывая комплект «Правды», обнаружил несколько своих телеграмм.

В номере от 17 сентября два кратких сообщения из Арзамаса о прибытии поезда и его работе на этой станции.

Тремя днями позже —20 сентября—телеграмма из Алатыря.

Через несколько дней ряд телеграмм из Казани—о положении дел в только что освобожденном городе.