8 июня Самара пала, и на четыре месяца власть в городе перешла к созданному при поддержке чехословацких мятежников так называемому Комитету членов учредительного собрания (Комуч) — контрреволюционной, антисоветской организации, сформированной из съехавшихся сюда меньшезистско-правоэсе- ровских депутатов распущенной в январе «Учредилки».

Перед эвакуацией из Самары Н. И, Подвойский снова разделил ВВИ на две части: с основной, в которую включены были главным образом военспецы, он выехал в Уфу для организации нового рубежа обороны. Вторая группа, в которую вошел и я, была отправлена пароходом вверх по Волге для продолжения инспектирования городских и уездных военкоматов между Самарой и Симбирском. В Симбирске мы должны были получить дальнейшие указания.

На пути мы сделали несколько коротких остановок.

Запомнилась обстановка в Ставрополе. Сейчас в этих местах крупнейший промышленный центр Тольятти. Тогда здесь был небольшой приволжский городок. Местный военком, мрачный левый эсер из бывших поручиков, встретил нас с некрываемой враждебностью: под надуманными предлогами отказывался знакомить с документацией («заболел писарь — ключи у него»), с личным составом, со складом оружия. Видимо, был связан с белогвардейцами и ждал скорого прихода белочехов. Но явных нарушений не удалось обнаружить. Пришлось ограничиться перечислением в акте многочисленных недостатков да

об устным предупреждением уездного руководства (которое тоже состояло из левых эсеров).

В Симбирске уже несколько дней нас ждал прибывший из Саратова поезд Высшей военной инспекции.