Скученная жизнь, грязь на улицах и в жилищах, зараженность источников водоснабжения Москвы порождали высокую смертность. Детская смертность даже в обеспеченных семьях в среднем превышала 60%. Процент этот еще более возрастал в моменты эпидемий и поветрий, «моров», иногда приобретавших катастрофический характер и сопровождавшихся массовой гибелью и детского и взрослого населения. Так например, подсчет жителей 5 «черных» московских слобод, уцелевших после одной из эпидемий, показал убыль населения на 80%.

Эти ужасающие последствия заставляли московское правительство при всякой эпидемической вспышке принимать жестокие меры против дальнейшего распространения заразы. Приказывалось из дворов, где находились больные, остальных живших там людей, не выпускать, а «велеть те дворы завалить и приставить к тем дворам сторожи крепкие, чтобы из тех дворов никто не выходил из Москвы по деревням и в города их не отпускать».

После смерти погибших от эпидемии производилась дезинфекция зараженных дворов. Для этого было велено две недели вымораживать избы, а затем их «вытопить можжевеловыми дровами и положить Польши, чтобы гораздо по- натопить, а велеть топить дня по три, чтобы в тех избах духу можжевелового и полынного поддержать гораздо и велеть в тех избах жить по-прежнему». Одежда и постель умерших сжигалась, остальные же вещи их после вымораживания и мытья поступали в обращение. Все эти меры, естественно, не могли давать удовлетворительных результатов:

Москва «сорока сороков» церквей, Москва неистового медного и серебряного звона, которому так удивлялись иностранцы, Москва «Кривоколенных» и «Горбатых» переулков, застроенных мелкими домиками и неуклюжими купеческими хоромами, Москва дворянских особняков с ложноклассическими и ампирными фасадами исчезает, безвозвратно уходит.

В неприкосновенности стоят, украшенные вычурными надстройками башен кремлевские стены, историческим памятником сохраняется Василий Блаженный; много еще знаем мы имен старых урочищ, но недавняя грань, проведенная Октябрем семнадцатого года, сделала все это потусторонним, обратила в памятники истории, искусства, археологии.