На первый взгляд может показаться странным, что в числе задач, выдвинутых Метростроем для археологов и историков, большое значение имеет выявление и точное определение места старых московских бань, находившихся в соседстве с прокладываемой теперь трассой. Смысл этих поисков станет, однако, «понятным, если вглядеться в изображения бань, имеющиеся почти на всех старых чертежах Москвы XVII в. Здесь возле деревянных срубов с плоскими и реже двускатными кровлями всегда показаны высокие шесты «журавцов», поднимавшихся над колодцами. А колодцы

очень часто сохраняются не только в полузасыпанном виде, но иногда и как пустоты, прикрытые землей лишь сверху. Так например, возле манежа, со стороны башни Кутафьи, под двухметровым слоем земли был вскрыт древний колодец, сруб которого уходил в глубину более чем на 8 м и был совершенно пуст. На дне его стояло немного воды; в ней нашли обломки изразцов XVII — начала XVIII в.

Так как подобные пустоты угрожают безопасности подземных работ, их необходимо заранее предусматривать; поскольку же колодцы имелись около бань, приходится учитывать и эти давно несуществующие бани.

Самыми популярными и, вероятно, древними, были общественные Москворецкие бани, нанесенные на всех старых чертежах.

Они располагались на правом берегу Москвы-реки, несколько в сторону от Водяных ворот Китай-города. Здесь протекал ручей, выходивший из низины с продолговатым озером, где позднее, в XVIИ в., был проложен обводной канал.     |

От Яузских ворот до Васильевского луга было множество бань, отчего и самое место называлось «Мыльниками». Бани имелись на одном из островков р. Яузы, на Трубе, за Сретенскими воротами Земляного города, за Фроловскими воротами Белого города, на Неглиненском пруду, у Крымского Брода и т. д.

Налог с этих предприятий давал казне крупный ежегодный доход.

Внешний вид бань, изображенных на чертежах и рисунках, чрезвычайно прост. Это срубы без крыши; плоский нака1 потолка их покрывался берестой, на которую клали слой дерна. Внутреннее устройство было чрезвычайно примитивно: в углу помещалась печь с каменицей, па которую лилась иол а, обращавшаяся в пар; в печь вделывался чугун или большая глиняная корчага.