Москва была не только важным речным пунктом; через нес шли две великих сухопутных дороги: одна на Тзерь, Старицу, Волок Ламский, Великий Новгород, а другая з Суздальский край и его столицу Владимир; дальше к югу путь шел на Киев.

Москва-река являлась местом пересечения и этих путей; через нее нужен был перевоз, а обладание перевозом означало не только ряд торговых выгод, «о и экономическое господство над транзитом.

В эту пору, когда грабеж, торговля, военные нападения и вооруженные насилия являлись определяющим моментом общественных отношений, упоминаемый в летописи Кучка захватил ключ от перевоза через реку и от сухопутных путей, по которым двигались товары, и т.аким образо-м уста- новил свое господство не только над местностью, но и над теаш путями, которые шли через Москву.

Скрещение здесь этих путей было сильнейшим фактором, важнейшим стимулом развития Москвы, впоследствии столь многократно уничтожавшейся, сгоравшей до тла и заново йозникавшей, каждый раз все более обширной и сильной. Узловое положение Москвы уже очень рано должно было привлекать к ней внимание захватчиков. Конечно, не кр.а- сота и удобство местоположения, а именно вддсть над дорогами, заставила князя. Юрия Владимировича Долгорукого закрепиться здесь еще в первой половине XII в., а потом, в 1156 г., поставить городок, который подчинял ему всю округу. Прежний владетель, уже считавшийся ее законным владельцем, Кучка, был убит, и с этих пор на долгое время господами Москвы стали потомки Рюрика.

Известие о построении Юрием Долгоруким деревянных стен города приводится Тверской летописью.

«Того же лета  князь великий Юрий Володимеричь заложи град Москьву на устниже Ниглиняы, выше реки Аузы».

Размеры Юрьева городка были очень невелики. Он помещался на самом крутом месте Кремлевского холма, над обрывом к Москве-реке и к Неглинной. Его защищали деревянные стены—тын, поставленный по валу, земля для которого вынималась тут же несколько ниже,; образуя за валом ров, составлявший важную часть укрепления.

С юга и запада городок ограничивался обрывами к рекам Москве и Неглилной; «а северо-востоке стены его окружаЛи лишь небольшое пространство, так что древняякремлевская церковь Спася на Bopv находилась уже вне городища.