Сельский вид города подчеркивался обширными специально огородными урочищами, память о которых сохранилась и теперь в названии Новые и Старые Огородники.

Построенная царем Федором стена простояла благополучно до средины XVIII в.; в это время она начала сильно разрушаться, и часть ее обвалилась. Ее разобрали, а затем засыпали ров, и на месте старого укрепления развели бульвары, по которым ходит теперь трамваи «Л».

Этот план, больше напоминающий пейзаж с птичьего полета, довольно четок, но технически выполнен небрежно, эскизно. Он менее точен, чем Годуновский, зато правильней изображает распланировку улиц « здании и в общем дает хорошее представление о Москве XVII в. Расположение улиц города на Сигизмундовом плане соответствует данным Петрова чертежа; план Кремля близок и к Петрову и к Годуновскому; эти три чертежа хорошо дополняют друг друга.  

Интересно отметить своеобразные черты, характеризую-

щне в Сигнзмунловом плане облик города. Он показывает прежде всего беспорядочное расположение домов в отношении улиц, куда одни здания выходят фасадом, другие — боковыми сторонами; основной тин домов — это бревенчатые разной высоты постройки с двускатными крышами и волоковыми окнами. Около этих домов кое-где встречаются крытые шатровыми верхами башнеобразные летние постройки «Повалуши».

Такую повалушу видим, например, во дворе группы построек, стоявших на месте б. Румянцевского музея. Вокруг располагается ряд изб разных размеров и постройки с продольным (по отношению к основным стенам) мансардным помещением. Весь этот ансамбль обнесен тесовой оградой с двуверхими воротами.

Хорошо изображен дом у Варварских ворот; он деревянный на каменном подклете и стоит во дворе, обнесенном частоколом. У Ильинских, так же как у Воскресенских, ворот, показаны кузницы с приспособлениями для ковки лошадей. На некоторых улицах, например на Покровке, изображены городозые решетки.