Но больше всего в московских названиях отразилось пребывание в Москве и влияние татар. Таковы замоскворецкие Большая и Малая «Ордынки», «Таганка», «Шаболовка», «Татарская улица», «Старые Толмачи» на ней и «Толмачи в Кадашах», «Арбат» и «Арбатица» «а Крутицах, Старая и Новая «Басматадые», «Болва-ново» за Москвой-рекой и «Болваново» за Яузой, «Крымский брод», «Крымский двор», «Крымский луг», «Крымок», у «Крымского моста», «Ногайское подворье», «Татарское подворье» в Зарядье, где жили ханские баскаки, обитавшие до того в Кремле в «Ордынском подворье» все это память о подчинении Орде и связях с татарами.

Многие названия урочищ определяют занятие старого населения кварталов: Кузнецы, Овчинники, Садовники, Кожевники, Сыромятники, Воротники, Пушкари, Печатники, Па дачи.

Особую категорию составляют -названия, связанные с какими-либо историческими событиями или зданиями, например: Боже домка, Кучково поле (воспоминание о легендарном первом владельце Москвы), Лобное место, Арбатские, Никитские, Петровские ворота от ворот в стене Белого города.

Имеется ряд названий, связанных с именами собственников участков или строителен здании, привлекавших внимание: Берсоневка, Шубино, Ромоданово, Туренино, Булгаково, Калитннково и др.

В таких случаях назначалось «поле». Площадки, предназначенные для этого, имелись в р.азных местах Москвы «на Полянак», иной раз обнесенных канавами.

Судебный поединок был определен рядом правил и производился в присутствии официальных лиц: окольничего, дьяка, подъячего, недельщика. Поединок шел публично, в присутствии всех интересовавшихся зрелищем. Побежденный признавался виновным, проигрывал тяжбу, уплачивал иск, а при наличии уголовного преступления водворялся в тюрьму.

Обычай этот, идущий из глубокой древности, сохранялся в Москве до самого конца XVI в.

За чертой Земляного города местность носила чисто деревенский характер. Здесь располагались села Напрудное, Елохово, Рубцово, Образцово и другие, обратившиеся затем в слободы. Некоторые из них носили служилый характер, как, нашример, Ямские, располагавшиеся за заставами  и населенные ямщиками, обязанными поставлять лошадей для «почтовой гоньбы».