Некоторые из этих памфлетов бесспорно, являются поповскими -сочинениями, как, например, «Хождение попа Савы большой славы».

С конца XVII в. на крестце началась продажа лубочных картинок — листов, в большинстве случаев ярко раскрашенных, с самым различным содержанием. Наряду с религиозными сюжетами здесь распространялись иллюстрации к темам популярных романов, сказок, басен; военные сцены, портреты царствующих особ и пр. Все это вместе взятое вызывало отрицательное отношение властей церковных и светских. Издавались запрещения продажи неодобренных церковной властью сочинений, преследовалась торговля наивно раскрашенными царскими портретами. Продавцов этих товаров хватали, забирали, подвергали взысканиям. Но книжная торговля у Спасского моста продолжалась. Постепенно вместо продажи с рук, началась торговля в лавочках, появившихся в начале XVIII в.

В настоящее время архитектурный пейзаж, архитектурная целостность Красной площади испорчена теми огромным безвкусными зданиями, которые были выстроены злее о в XIX в. Лучшее из них, Исторический музей, над проектом которого сидели ученые комиссии, кропотливо вносившие сюда элементы русского искусства, не даст никакого художественного впечатления и, хотя оно мыслилось как памятник русского стиля, определенно дисгармонирует с Кремлем и производит впечатление надуманности, мертвенности и безвкусия.

Еще хуже, конечно, выстроенное в 1894 г. здание торговых рядов, отделанное в ложнорусском стиле, унылое и однообразное.

Этот памятник отечественной промышленности, городской купеческий монумент конца прошлого столетия, возник на месте старого Гостиного двора, построенного в 1786 г. по проекту Гваренги и после пожара 1S12 г., в 1815 г., восстановленного архитектором Бове.

Первоначальное здание Гостиного двора относится к началу XVI в.; оно многократно перестраивалось и переделывалось, пока, наконец, не было уничтожено пожаром 1641 г. В 1643 г. его обстроили заново, а в следующем году возле него заложили новый Гостиный двор, доходивший до Ильинского крестца и окончательно достроенный лишь в конце царствования Екатерины И.