Основную массу этой толщи составляет морена, достигающая на Ильинке 7—9 п. Пласт этот постепенно утончается в направлении к Маросейке, где он по превышает 2 л.

Волнистая поверхность морены прикрыта послеледниковыми песками, сама же она налегает на предледниковые глинистые пески и безвалунные суглинки, местами переходящие

в супеси. Ниже, на Маросейке, сохранились юрокис отложения, составляющие пласт и 10—14 м.

Расположение улиц в Китай-городе и вообще в Москве, а отчасти и характеристики отдельных строений хорошо даются некоторыми старыми чертежами и рисунками. Среди них надо отметить так называемый Петров чертеж являющийся чрезвычайно интересным документом для изучения Москвы начала XVII в. Составленный иностранцем, чертеж обладает той же тенденцией к некоторой трафаретности, как и Годуновскпй ллан. Все же Петров чертеж дает очень много интересного материала. Прекрасно изо6ражены на нем бани в устье Яузы: это большие деревянные срубы с плоской крышей и «журавцами» для подачи воды; Пушечный двор. Любопытна система расположения домов и садов по отношению к улице: фасады зданий выступают в одну линию, а сады их, располагающиеся за домами, подходят к садам дворов другой, сзади идущей улицы. Интересны показанные в Царь-городе бражные тюрьмы; сад с травами для аптеки, устроенной в 1581 г. присланным английской королевой Елизаветой аптекарем и обслуживавшей исключительно царский обиход.

Показаны на чертеже и китайгородские тюрьмы, обнесенные частоколом. Старые тюрьмы помещались у Георгиевской церкви, на Варварском крестце, в соседстве с богатыми дворами Романовых и Булгаковых и английским Денежным двором. Заключенные сидели здесь прикованные цепями к стенам или к тяжелым обрубам дерева, забитые в колодки или с железными рогатками на шее. Через решетчатые окна они вымаливали у прохожих подаяние.

На б. Варварской улице шла оживленная торговля целительными травами, наговорными водами. Здесь же жили знахари и лекари, всякими средствами целившие болезни.

На перекрестках китайгородских улиц «крестцах» толпились нищие, юродивые, калеки, просившие милостыню.