В том же котловане в более глубоких слоях обнаружено несколько трупов очень хорошей консервации, в частности, прекрасной сохранности мужская голова, на которой уцелела не только кожа, волосы головы и бороды, -но и iBce мышцы, губы, веки. Во рту с белым небом и несколько оскаленными зубами виден язык, покрытый налетом плесени. В черепной коробке хорошо уцелел мозг, который представит большой интерес для исследования.

Обнаружено значительное количество детских погребений; найдено много различных частей одежды, остатки обуви, лапти, монашеские пояса и пр.

Кладбище это, существование которого кажется столь неожиданным на этом оживленном перекрестке в центре

Москвы, при надлежало стоявшему здесь Моисеевскому монастырю1.

В 80-х годах того же столетия дальнейшие захоронения в пределах Москвы были запрещены и допускались лишь в исключительных случаях при условии глубокого зарывания и устройства склепов.

Таким образом, погребения в черте города сделались доступны лишь богатым слоям населения; вместе с тем захоронения без склепов должны быть отнесены ко времени более раннему, хотя бы они лежали и в более поверхностных слоях, чем захоронения в склепах.

В тесной связи с кладбищами находятся существовавшие в старой Москве учреждения, память о которых сохранилась в виде названий урочищ «на Убогом дому» и «Божедо- мок», получивших свое наименование от так называемых «божьих домов». «Убогие» и «божьи» дома и аналогичные им «скудельницы» предназначались для -помещения в них зимой трупов бездомных людей — странников, нищих, лиц, умерших насильственной смертью. Трупы держались здесь до весны, пока земля не начинала оттаивать. Тогда приступали к погребению.

Так продолжалось до самого конца XVIII в.

В 1771 г. после большого мора было запрещено вырывать на «убогих» домах годовые ямы для трупов и приказано уничтожить последние остававшиеся еще на Божедомке амбары для мертвых тел.

В XVI в. в связи с ростом Москвы богатые постройки, боярские хоромы возникают уже не только в Кремле и Китае, но и в Белом городе.