Из Козьего болота, на котором было несколько небольших озер или прудов, впоследствии наименованных Патриаршими, из-за того, что болото начиналось недалеко от загородной усадьбы патриарха, находилось несколько речек. Одна из них, Черторый, использованная в XVI в. для наполнения рва перед стеной Белого города, близ которой она протекала, шла по Кропоткинскому бульвару и мимо Кропоткинских ворот, откуда труба выносит теперь ее воды в Москву-реку.

По названию ручья Чертольем именовалась когда-то местность, прилегавшая к современной Кропоткинской улице (Пречистенке). Название это было забыто в XVIII в., но после революции оно снова восстановлено в названии б. Царицынского переулка, переименованного теперь в Чертольский.

Из Козьего же болота вытекала речка Бубна, имевшая пологие берега и незначительный склон, который может быть подмечен на пространстве между Триумфальными воротами и Кудринской площадью; пруды Зоопарка питаются ее водой. Воспоминание о речке осталось в названии Бубнинова переулка. Бубна впадала в Пресню (Синичку), начинавшуюся в болотистой, богатой озерами и прудами местности Ходынки и Петровского парка. Отмеченная теперь названием одной из больших Московских улиц, она принимала в себя еще безыменный приток, проходивший по Ермолаевскому переулку через Козье болото и пруды, находившиеся на месте Трехпрудного переулка.

Прудов и озер на территории Москвы, как уже отмечалось. было немало, но установить места их не всегда удается. Кроме уже отмеченных, можно было бы указать еще обширный водоем под Напрудным, место охоты на водяную и болотную дичь.

Большинство московских холмов не являются холмами в подлинном смысле этого слова и имеют лишь по три ската. Настоящие холмы с четырьмя склонами — это Кремль, возвышенность Красных ворот, Воронцова гора. Их очертания да очертания и всех остальных возвышенностей в старой Москве были гораздо отчетливее, резче, чем теперь, когда иепрекращающаяся работа по благоустройству города все больше и больше выравнивает местность, срывает бугры и холмы и засыпает низины.