Здесь же продавались целые срубы — готовые дома с окнами, дверями и крышами; их достаточно было перевезти в разобранном виде на новое место и снова собрать там, что делалось с быстротой, поражавшей иностранцев. Кажется, что на Трубе продавались и деревья для посадки,

как это практиковалось на той же площади еще несколько лет назад. Другой лесной торг находился за стеной между Мнении- к ним и   Покровскими воротами Белого города, на отрезке того свободного шести-десяти этажного пространства, которое обычно оставалось незастроенным за стенами в целях стратегических, и противопожарных. Поскольку лесной рынок сам по себе представлял опасность, как скопление горючего материала, место для него выбиралось около воды: на Трубе — у р. Неглинной, за Мяоницкими воротами; близ Поганой лужи.

Любопытно, что район Мясницких ворот еще очень долго после упразднения старого торга изобиловал лесными и дровяными складами, державшимися тут почти до нашего времени.

Кроме двух главных лесных рынков, на старой Москве было еще немало мест, где продавалось дерево и всякие изделия из него. Все эти «лесные ряды», «лесные и дровяные места», «бочарные ряды и станы» располагались главным образом вдоль Москвы-реки. Зимой здесь велась торговля непосредственно на льду.

В непосредственной близости к Лубянской площади, на холме, стоявшем на месте современного здания МКХ, помещался главный литейный завод московского государства

пушечный двор. Он стоял неподалеку от моста и занимал пространство почти до Рождественки. Судя по изображениям на чертежах и планах, это было громадное круглое строение башнеобразного вида с конической кровлей и небольшой надстройкой, также крытой конусом. Его окружала ограда, частью каменная, частью деревянная. На чертеже Блевиана (163S г.) в ограде указано еще здание значительно меньших размеров, но очертаниями напоминающее центральное строение. Во второй половине XVII в. главное здание составлялось из двух башен с высокими шатровыми покрытиями, а внутри двора со всех сторон тянулись корпуса подсобный мастерских.