Престольный праздник— день Рождества Богородицы (8 сентября) отмечали в Бутырках красочной и шумной ярмаркой у церкви — с лавками, шатрами, представлениями в балаганах и т.д.

Весной 1917 года Бутырки оказались внутри новых административных границ Москвы.

Церковь Рождества Богородицы действовала до 1935 года. Но и закрыв, ее не тронули: до 1946-го все основные ее части и наружный декор сохранялись. Реконструкция до поры до времени обходила Бутырки стороной, бушевала в центре города, но в 1950-е годы докатилась и до Бутырской улицы.

Сначала вдоль улицы выстроились новые кирпичные и бетонные дома, сменившие старые двух- и трехэтажные домики. А затем настал черед церкви, оказавшейся на территории машиностроительного завода «Знамя». Здание стало использоваться под производственные нужды и очень скоро лишилось глав, уникального убранства стен Были разобраны приделы, сломаны шатровый верх и восьмерик колокольни. В стенах пробили новые двери и окна, храм обстроили с двух сторон, а внугри разгородили по вертикали и горизонтали. Трапезная лишилась сводов, а затем под ней проложили тоннель, соединявший заводские цеха, отчего стены ее стали разрушаться. Наконец, в 1968 году ее и вовсе решили разобрать.

Несмотря на то что храм Рождества в Бутырках состоял под государственной охраной, что еще в 1960-е годы были разработаны планы реставрации храма и его раскрытия к Бутырской улице — при строительстве нового заводского корпуса в 1971 году уникальная трапезная была разрушена, а храм и остаток его колокольни оказались разделены новым зданием. Все это было сделано по инициативе руководства предпри

ятия, невзирая на протесты реставраторов и общественности. Тогда же были сломаны стоявшие на церковном участке здания приходской школы и богадельни, выстроенные в 1880-е годы в «русском стиле» архитектором А.М. Сисалиным, а также храмовая ограда. Любопытно, что городская молва обсуждала тогда не варварское отношение к старинной церкви, а вопрос — почему ее не доломали совсем. Остаток колокольни в народе именовали «часовней Наполеона», построенной якобы над тем местом, где он остановился отдохнуть, уходя из Москвы. П. Паламарчук приводит другие бытовавшие в округе версии: под церковью похоронен был при отступлении Наполеона из Москвы французский маршал, и посольство Франции платит за сохранение его могилы; с этим местом связан какой-то подвиг Суворова и т.п.