Живопись, однако, была выдержана не в «византийском», как хотели Николай I и Константин Тон (архитектор первоначально предполагал использовать для отделки интерьеров стиль раннехристианских мозаик Равенны, Венеции pi Константинополя), а в «академическом» стиле. Император Александр II выразил надежду, что храм «как исторический музей, представляя собой собрание художественных произведений, укажет будущим поколениям ту степень совершенства, которой достигло современное искусство в России». Сюжеты для росписей и скульптур выбирала специальная комиссия под руководством московского митрополита Филарета. Она не навязывала художникам своей воли и помогала им избежать исторических ошибок в картинах из священной истории; Суриков, например, вспоминал, что ему было высказано всего лишь одно пожелание — «умерить буйность шевелюры» у одной из стаф- фажных фигур большой композиции. Живописные картины изображали святых восточной Вселенской церкви, собор русских святых, собор святых благоверных русских князей, различные иконографические типы Богоматери, картины из священной истории и истории России.

Росписи храма Христа Спасителя, по отзывам специалистов. «создавались в очень добросовестной, единой по художественному уровню, но достаточно усредненной манере и

образности, и колорите. Им недоставало той силы, того огня, каким наполнены лучшие росписи Исаакиевского собора в Петербурге». Интересно, что во Всехсвятском храме Ново- Алексеевского монастыря на Верхней Красносельской улице (1887—1891) росписи храма Христа Спасителя были повторены, конечно, в уменьшенном виде. Они частично сохранились.

Интерьер собора, несмотря на некоторую перегруженность впечатлениями от всех изящных искусств разом, в целом впечатлял современников, казался величественным и единым. Углы четырех столбов, державших главный купол, были скошены, и в центре образовалось залитое светом восьмиугольное пространство. Крещатость плана собора удлиняла обходившую эти столбы галерею шириною в два метра; над ней устроены были хоры. Иконостас храма был выполнен в виде белокаменной шатровой восьмигранной алтарной часовни.