«В сохранение вечной памяти и того беспримерного усердия, верности и любви к вере и отечеству, каким в сии трудные времена превознес себя народ Российский, и в ознаменование благодарности нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозящей ей гибели, вознамерились Мы в престольном граде Нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа. Да простоит сей храм многие века и да курится в нем пред святым престолом Божиим кадило благодарности» — вот строки из манифеста Александра I, изданного сразу после изгнания остатков наполеоновской армии из пределов России. Эпоха Александра знала уже скульптурные памятники, но памятник победы в Отечественной — национальной — войне мыслился монарху в русле старинной национальной традиции хра- ма-монумента. Важно и то, что в императорском манифесте само спасение России от врагов объяснялось как «явно изли- янная на Россию благость Божия», что, конечно, предопределяло строительство именно мемориального храма.

Идею сооружения храма-памятника предложили Александру участник войны 1812 года, раненный в Бородинском сражении генерал П.А. Кикин и адмирал А.С. Шишков, президент Российской академии, популярный литератор того времени.

Как ни странно, в Москве за долгие века ее существования было построено множество храмов, посвященных различным религиозным праздникам, связанным с жизнью Христа, — Рождества Христова, Преображения, Распятия и др. Но храма, посвященного самому Спасителю, в Первопрестольной не было. Более того, не было его и во всем христианском мире. Понятно, какую колоссальную ответственность возлагал на себя инициатор строительства храма. Как, впрочем, и архитектор.

«Заставьте лучших архитекторов работать над проектом моего Храма!» — писал Александр I обер-прокурору Святейшего Синода князю Голицыну. В первом конкурсе проектов храма

Христа, объявленном в 1813 году, участвовали многие маститые профессиональные зодчие — А. Воронихин, Д. Кваренги, А. Михайлов, В. Стасов, А. Мельников. Но Александр в 1817 году выбрал проект дилетанта — 30-летнего живописца Карла (Александра) Витберга, недавно закончившего петербургскую Академию художеств.