Тем не менее Бове сам выполнил рисунки наиболее значительных скульптур — колесницы Славы и аллегорических композиций, символизировавших Победу Историк архитектуры А.И. Некрасов считал Триумфальные ворота «лучшим в Москве памятником декоративной архитектуры».

Художественный образ Триумфальных ворот, как считают историки, был навеян архитектурой Нарвских Триумфальных ворот в Петербурге по проекту Д. Кваренги. Эти Триумфальные ворота торжественно встречали русскую армию, возвращавшуюся из заграничного похода в 1814 году. Оба воинских мемориала имели один и тот же античный прообраз — древнеримскую триумфальную арку императора Тита (I век н.э.).

Однако по сравнению с Нарвскими воротами Триумфальные ворота в Москве отличались удлиненностью пропорций и мягкостью обработки деталей.

Парадно-официальный стиль ампирного здания, следовавшего петербургскому образцу, несколько отличался от более мягких и лирических построек московского классицизма 1820-х годов, в том числе и построек самого Бове, что отмечали уже искусствоведы начала XX столетия. «Триумфальные ворота с их холодной и торжественной красотой далеки от традиций московского классицизма», — писал Юрий Шамурин. Архитектор Иван Фомин замечает: «Это произведение лишено той непосредственности, простоты и силы, которые присущи всем его (Бове. — КМ.) постройкам».

Справа и слева от 28-метровых ворот стояли ближе к центру города одноэтажные кордегардии (помещения для караула) с куполами и дорическими портиками. Исследователь 1920-х годов В.В. Згура называл их «чарующими». Бове соединил кордегардии с воротами изящной полукруглой чугунной решеткой, и у въезда в город образовалась небольшая уютная площадь. Кордегардии увязывали величественные ворота с невысокой застройкой площади.

Еще во время проектирования, с 1827 года, архитектор Бове был занят изысканием необходимых для строительства материалов. Он предложил использовать на стройке «дикий» камень из «самотечного» канала, по которому тогда текла река Неглинная. Так как этого камня хватало на все, кроме колонн, Бове предложил отливать их из чугуна, если не будет отыскано другого камня. Это предложение было принято, а облицованы кирпичные ворота были белым камнем из карьеров села Татарова Московского уезда.