Некоторые современные историки считают, что официальная кампания по возвеличиванию заслуг Скобелева и приравнивание его к Суворову в начале XX века имели политический подтекст: только что закончилась неудачная война с Японией, и правительство стремилось поднять патриотический дух в обществе, напоминая о славных подвигах недавней истории.

В 1907 году Шестнадцатую дивизию, которой командовал «Белый генерал», переименовывают в Скобелевскую, а город Новый Маргелан в Туркестане получает имя Скобелев (с

1923 года — Фергана). В дореволюционной России существовало несколько памятников Скобелеву: в Трокском уезде Виленской губернии, в Минске (мемориальная доска на доме на Скобелевской улице, где жил генерал), в Варшаве, в селе Уланове Черниговской губернии (при Скобелевском инвалидном доме для нижних чинов). Ни один из этих памятников не дожил до наших дней. Памятник в Уланове, например, при советской власти сбросили в выгребную яму Но мы несколько забегаем вперед; пора вернуться в 1907 год, когда высказана была идея поставить памятник Скобелеву в Москве, городе, где он скончался.

Гласный Московской городской Думы НА. Шамин обратился с соответствующим заявлением в городскую «Комиссию о пользах и нуждах общественных»: «Таких редких героев, каким был Скобелев, забывать нельзя. Ими народ воодушевляется и на них возлагает свою надежду». Комиссия, однако, посчитала, что этот вопрос не в компетенции городского управления: «Скобелев не был постоянным жителем или общественным деятелем Москвы. Деятельность его носила военный, следовательно, общегосударственный характер. Браться за оценку заслуг подобного рода — не дело городского управления».

Однако инициативу установки памятника Скобелеву в Москве поддержал император Николай II. Зимой 1908 года он начертал положительную резолюцию на соответствующий доклад начальника Главного управления Генерального штаба. После этого был объявлен всероссийский сбор средств на памятник Скобелеву (к началу 1910 года собрано было более 60 тысяч рублей).

В Москве стали выбирать место для памятника. Назывались Ильинский сквер, Лубянская, Тверская и Театральная площади. Наконец, и этот вопрос разрешил лично император Николай II, написав на докладе военного министра: «В Москве, на Тверской площади».