Кладбище, правда, почти исчезло к началу XX века. Помимо Федора Апраксина, в монастыре были похоронены другие доблестные сподвижники Петра I: Александр Румянцев, ординарец царя, участник многих военных кампаний, отец знаменитого фельдмаршала екатерининских времен; генерал-аншеф Михаил Матюшкин, солдат еще «потешних войск», полковник Преображенского гвардейского полка, участник Полтавской битвы и Персидского похода; контр-адмирал Иван Сенявин. Надпись на могиле Матюшкина гласила: «Зде лежит, который противу неприятелей за отечество всегда стоял храбро, во всей Европе и Азии прославленный воин. Веселым и доброхотным сердцем, забыв прежде понесенные военные труды и все прежние случаи смерти, поступал смело, воевал крепко, побеждал с триумфом. Всего сего довольно к бессмертной его славе и к неумирающей хвале».

По указанию Петра I игумены Златоустовского монастыря были возведены в 1706 году в сан архимандритов, царская

грамота об этом хранилась в монастырском архиве. В первой четверти XVIII столетия Федор Апраксин, помимо строительства Благовещенской церкви, успел фактически заново отстроить монастырь, декорированный к тому времени в стиле «московского барокко»: заново отделать собор, выстроить новые колокольню и храм, каменные кельи и ограду. С 17 21 года к Златоустовскому монастырю была приписана подмосковная Давыдова пустынь.

Интересно, что в 1715 году Ф.М. Апраксин входил в состав «консилигума», заседавшего 21 марта в канцелярии Сената по «иконоборному делу» обвинявшегося в ереси Дмитрия Твери- тинова; в качестве вещественного доказательства были предъявлены бумаги и лютеранский катехизис, изъятые при обыске у архимандрита Златоустовского монастыря Антония, знакомого с Твери гиновым. Карьере Антония это, впрочем, не повредило: в 1721 году он был уже обер-инквизитором. надзиравшим за соблюдением духовенством церковных правил и постановлений Синода.