Согласно воспоминаниям верующих, оставшихся в традиционной гонимой церкви, в эти годы в храме Христа Спасителя «молящихся почти не было, да и богослужения, с чисто внешней стороны, уступали нашим». Очень скоро стало ясно, что обновленческая церковь не может встать вровень с «тихоновской», и заигрывания власти с «живоцерковниками» прекратились.

В 1931 году в Москве стали выбирать место для циклопического Дворца Советов (415 метров в высоту, со 100-метровой статуей Ленина весом 6000 тонн, чей указующий перст должен был иметь 6 метров в длину и т.п.). Идею постройки такого дворца выдвинул еще 31 декабря 1922 года на съезде Советов, провозгласившем создание СССР, С.М. Киров: «Покажем нашим друзьям и недругам, что мы, «полуазиаты», способны украшать грешную землю такими памятниками, которые нашим врагам и не снились».

Первыми идею снести храм Христа Спасителя высказали, однако, не коммунистические политики, а архитектор В. Ба- лихин, выпускник ВХУТЕМАСа, руководитель «Ассоциации новых архитекторов». В письме в газету «Правда» в 1924 году он предложил построить на месте храма Христа Спасителя, который «не представляет никакой ценности», грандиозный памятник Ленину. Редактор «Правды» И.И. Скворцов-Степанов отвечал Балихину: «Боюсь, мы покажемся заслуженно смешными, если будем печатать такие декламации с планами сноса таких громад, как храм Христа. Снести-то, пожалуй, хватит силенок». Однако идея замены символа старой России символом нового мира потихоньку овладевала умами. И гибель храма для многих была предсказуема уже в середине 1920-х годов. В «Путешествии моего брата Алексея в страну крестьянской утопии» — утопическом романе А.В. Чаянова, действие которого происходит в 1984 году, герой видит на месте храма Христа Спасителя «титанические развалины». В одном из романов В. Катаева (1925) на месте храма Христа Спасителя возвышается «гигантское куполообразное здание музея Всемирной Революции».

Художественной ценности за храмом не признавали. «Типичный памятник безвкусия строительства московской буржуазии XIX века» — так аттестовали собор московские справочники середины 1920-х годов. И мечтания балихиных очень скоро стали реальностью.