Во второй половине XIX столетия храм Параскевы Пятницы был одним из центров московской религиозной жизни. Он оказывается тесно связанным уже не с Благородным собранием, а с охотнорядским купечеством. После 1861 года ежегодно 19 февраля купцы устраивали в храме торжественное молебствие в честь освобождения крестьян: многие из них сами были выходцы из крестьянского сословия. По просьбе храмового общества хоругвеносцев живописец Д.М. Струков выполнил для Пятницкой церкви в 1887 году образ с изображением святых, чья память празднуется 19 февраля.

Каждодневно посещавшие храм охотнорядские купцы, помимо известного всем политического консерватизма, были истово верующими людьми. Мемуаристы описывают ночные молебны в храме в Охотном Ряду, толпы людей, окружавшие церковь в такие моменты. Писатель П.Д. Боборыкин замечает в романе «Китай-город»: «Мясники и рыбники в запачканных

фартуках молятся за свою заступницу «Прасковею-Пятницу»: красное пятно церкви мечется издали в глаза, со светло-синими пятью главами».

В 1876—1877 годах церковь была перестроена по проекту архитектора Н.Н. Васильева, с расширением алтарной части. Последний раз перед революцией церковь обновляли в 1897 году.

Весной 1922 года 42-летний настоятель Пятницкого храма и благочинный Пречистенского церковного сорока о. Александр Заозерский предстал перед Московским Революционным Трибуналом по делу об изъятии церковных ценностей: его обвиняли в том, что, «получив послание Патриарха Тихона, распространил его по церквам. Ознакомив прихожан с воззванием Патриарха Тихона и постановлением ВЦИК, сделал доклад по вопросу об изъятии ценностей, после которого собрание высказалось в пользу изъятия ценностей». Казалось бы, это и нужно было новой власти. Но этого ей было мало, от настоятеля Пятницкой церкви требовали показаний, от кого и как он получил послание патриарха. Александр Заозерский не признал себя виновным «в контрреволюционной агитации против изъятия церковных ценностей». Он не отрицал, что читал в храме текст послания патриарха, но отказался выдать тех, от кого он его получил: «Ко мне пришел неизвестный гражданин и принес несколько экземпляров воззвания Тихона и текстов протеста, то число, которое хватало на все церкви моего благочиния.