В 1770-е годы Введенская церковь входила в число 50 «лучших» приходов Москвы. В начале XIX века к храму пристраивают колокольню; в 1875-м разбирают и отстраивают заново трапезную, возводят придел Иоанна Богослова.

Среди святынь Введенской церкви особо ценились пять древних икон: Введения Богородицы, Михаила Малеина, Казанской Богоматери, Смоленской Богоматери и Иоанна Воина. Всего, согласно экспертным описаниям 1920-х годов, в храме было около 40 древних икон XV—XVII веков; некоторые из них считались вывезенными из Новгорода.

Роспись храма, сохранявшаяся до его разрушения, включала изображение церкви до перестройки 1870-х годов. Иконостас был старинный, XVIII столетия. На старинных церковных лампадах были надписи: «От господ офицеров».

Драгоценностью храма считался старинный колокол; надпись на нем гласила, что он был отлит 20 марта 1718 года «к церкви Введения Божией Матери что в селе Семеновском».

До строительства в середине XIX века сохранившейся церкви на Семеновском кладбище оно также находилось в ведении Введенской церкви. Скорее всего, в 1838 году именно в этом храме находился перед погребением гроб с телом поэта Александра Полежаева, похороненного на Семеновском кладбище (оно уничтожено в советское время).

В начале XX века на Введенской площади в Семеновском было построено выразительное здание Введенского народного дома, в стиле модерн. Оно заслонило церковь от площади; на старых фотоснимках видны лишь главки храма над кровлей Народного дома. По соседству с церковью, на участках 1—5 по переулку, стояли в начале XX века здания ее причта и богаделен.

В мае 1929 года Моссовет получил — и, конечно же, поддержал — ходатайство рабочих соседнего Электрозавода о закрытии и сносе Введенской церкви. Причина для этого была сформулирована основательно — «с целью расширения территории сквера». Других способов озеленения на московской окраине, понятное дело, не было.