Мемуаристы описывают его осенью 1920 года как продолговатое здание посреди обширного комплекса складских и жилых построек.

Через некоторое время храм был перенесен в деревню Черново на Владимирском тракте. Он явно стал жертвой кампании новой власти по закрытию домовых храмов при общественных и медицинских учреждениях. В последующие годы, при реконструкции района, весь комплекс Российского общества Красного Креста за Рогожской заставой был уничтожен. Не осталось, конечно, и следа Никольского храма.

Во время Первой мировой войны московские госпитали для фронтовых раненых открывали не только частные благотворители Делали это и крупнейшие, как мы сказали бы сегодня, корпорации. Страховое общество «Россия», один из лидеров тогдашнего страхового бизнеса, выстроившее в центре Москвы несколько импозантных жилых и офисных комплексов (в одном из них, на Лубянской площади, в наши дни помещается ФСБ), в январе 1915 года открыло свой госпиталь под названием «Россия» в доме на Лесной улице, 41.

Этот дом также принадлежал страховому обществу «Россия». Госпиталь, по данным 1917 года, рассчитан был на 710 пациентов. Из газет той поры известны имена заведующего госпиталем А.Ф. Малинина, попечителя С.И. Зимина. Чтобы тяжелораненые могли посещать православный храм, в гос

питале оборудовали на средства священника Порывкина временную церковь во имя Сергия Радонежского. Освятили ее в 1916 году

Дом на Лесной улице был сломан в 1970-е годы В 1979— 1980 годах на его месте выстроили новое административное здание, в котором теперь располагается банк

С карты города исчез еще один мемориальный воинский адрес.

Начало мировой войны вызвало в русском обществе неожиданный для него самого после «революционных» 1905— 1909 годов патриотический подъем. Из исторической литературы известно, с каким воодушевлением отправлялись на войну мобилизованные, как много было добровольцев. Менее известно, что на фронты Второй Отечественной убегали дети — подростки, гимназисты, причем не только из старших классов.