По преданию, проект храма был прислан из Парижа, где князь Б.И. Куракин в последние годы своей жизни находился с дипломатической миссией. Куракин живо интересовался архитектурой общественных зданий Франции и, конечно, видел знаменитый парижский Дом инвалидов.

Стройная башнеобразная Никольская церковь, с выразительными наличниками, с упругими криволинейными фасадами с полуовальными выступами, отличный памятник стиля елизаветинского барокко, была центром архитектурного ансамбля богадельни. Она стояла в середине ее ныне пусто

го двора, примыкая к главному зданию. Необычен был главный фасад, обращенный к улице: входная часть выглядела как апсида, хотя в действительности алтарная часть была скрыта в массиве здания.

Характеризуя постройки 1740-х годов, в том числе и Никольскую церковь, профессор А.И. Некрасов писал: «Некоторые из них весьма просты, почти бедны, но от них веет духом компактности масс, пластической материальности, наконец, соразмерности, модульности частей». Современные исследователи добавляют, что по духу они близки постройкам европейского Ренессанса. Однако формы Никольской церкви заставляли исследователей сравнивать ее с постройками знаменитого мастера римского барокко Карла Борромини.

При храме был Борисоглебский придел — несомненная память об основателе богадельни. Интерьер храма украшали богатая лепнина и росписи в стиле западного искусства. За левым клиросом висела мраморная мемориальная доска, напоминавшая об основателях храма и богадельни.

В 1812 году церковь, богадельня и дом Куракиных не пострадали от пожара. Но двери храма французы выбили и устроили в нем конюшню, разграбив церковное имущество. Церковь ремонтировалась в 1816, 1848—1849 и 1872 годах, была слегка перестроена в 1902 году. В то время Куракинская богадельня находилась уже в ведении Городской управы, в нее принимали уже и служивших по гражданскому ведомству, но храм по-прежнему именовали «Княже-Куракинским».