Патриарх, с одной стороны, признает невозможным сохранение храма и печется о предупреждении «провокационной шумихи». Но он, во-первых, называет вещи своими именами: «фактическое уничтожение одного из известных, притом древнего храма». Во-вторых, Патриарх Алексий, надо думать, прекрасно понимал, что говорить с Хрущевым и его церковным министром Куроедовым в стиле митрополита Филиппа, обличающего злодеяния Ивана Грозного, — практически бесполезно. А вот «шумиха» — это струна, на которой можно сыграть. Алексий I пытался спасти приход, а заодно и открыть другой храм в Москве. Ходатайство Патриарха возымело действие, хотя и не в полной мере: в 1962 году Совет по делам РПЦ постановил «снять с регистрации» Преображенскую общину, а в 1964 году на этом уже не настаивал.

Нужды Метростроя — официальная версия причин сноса храма. Можно ли было его сохранить? Нет сомнений, что огромный опыт Мосметростроя, который успешно строил линии под железными дорогами, реками, массивными зданиями, позволил бы сохранить небольшой храм. Согласно новейшим изысканиям, целы под землей фундамент храма и его подвалы — трасса их не затронула.

В ходе документального расследования истории гибели Преображенского храма автор в 2004 году беседовал с человеком, который в 1964 году был ответственным работником Метростроя, руководившим строительством перегона метро «Сокольники» — «Преображенская площадь» и взрывом храма. Он — на условии полной анонимности — поведал автору, что первоначальный проект строительства метро на участке между станциями «Сокольники» и «Преображенская площадь» сноса церкви не предусматривал. А затем «сверху» пришло распоряжение об ее уничтожении, и проект засекретили, чтобы прихожане, среди которых были и инженеры, не могли дознаться до этого обстоятельства. Еще до этой встречи лживость официальной версии подтвердил и Московский метрополитен: официальным письмом он известил общину, что никаких непреодолимых технических препятствий к восстановлению храма нет.