Согласно распространенной легенде, когда в 1931 году взрывали храм Христа Спасителя, Лазарь Каганович, лично повернув рубильник, воскликнул: «Задерем подол матушке-России!» По другой версии, первый секретарь Московского горкома партии наблюдал за сносом величайшего мемориала русской воинской славы в подзорную трубу — словно пародируя Кутузова.

Скорее всего, это легенды, «исторические анекдоты».

Что же происходило на самом деле?

Кто уничтожал архитектурные шедевры, воздвигнутые в честь побед русского оружия?

Как и почему были стерты с лица земли воинские мемориалы Петровской эпохи, памятники русско-турецких и наполеоновских войн, Русско-японской и Первой мировой?

Новая книга серии «Москва, которую мы потеряли» — подробный путеводитель по разрушенным воинским мемориалам Российской империи; горестный рассказ о том, как Россию лишали исторической памяти и воинской славы.

Издание иллюстрировано сотнями редких старинных фотографий и рисунков.

Книга, которую вы держите в руках, тематически продолжает предыдущую, четвертую книгу серии «Москва, которую мы потеряли» — «Взорванная память», посвященную уничтоженным в XX веке воинским мемориалам Русского Средневековья. В этой книге речь пойдет о русских военных мемориалах Нового времени, или, говоря другими словами, о монументах Российской империи.

Вопреки традиционному делению русской истории на древнюю, великокняжескую и царскую, допетровскую, и новую, императорскую, начинающуюся с царствования Петра Великого, нижняя хронологическая рамка отодвинута в нашей книге немного назад, во времена правления царя Федора Алексеевича и царевны Софьи.

Это не произвол автора (хотя в некотором смысле всякое деление единого и непрерывного исторического процесса на «эпохи» и «этапы» субъективно и произвольно). Устоявшийся стереотип резкого противопоставления и содержательного различия допетровской и послепетровской истории России был подвергнут сомнению уже в XIX веке. Казалось бы, этот стереотип был блистательно развенчан еще в «Публичных чтениях о Петре Великом» С.М. Соловьева, который подробно и убедительно показал преемственность якобы противоположных эпох, глубокую обусловленность деяний царя-реформатора политикой его предшественников.