Постепенно система мемориалов Бородинского поля расширялась. На Семеновских флешах, вокруг часовни, поставленной Маргаритой Тучковой над местом гибели своего мужа- генерала, возник Спасо-Бородииский монастырь. В 1839 году в Бородине был выстроен императорский дворец, имевший и музейную функцию. В 1903 году еще один музей открыли в новом здании железнодорожной станции Бородино. А в 1911 — 1912 годах, в ходе подготовки к празднованию 100-летия Бородинской битвы, поле ее буквально покрылось мемориалами. Наследники полков и соединений русской армии 1812 года собирали по подписке средства и возводили монументы своим славным предкам. Подготовка к празднованию 100-летия битвы велась специальной комиссией при штабе Московского военного округа, под личным наблюдением императора Николая II.

На Бородинском поле появилось 33 памятника участвовавшим в сражении воинским частям, памятник Кутузову на месте его наблюдательного пункта у деревни Горки, несколько монументов особо отличившимся и погибшим в битве офицерам и генералам. У Шевардинского редута, на месте командного пункта Наполеона, французы с разрешения российской стороны установили памятник «Павшим Великой армии». Открывали его, кстати, в присутствии императора Николая И.

В результате возник, наверное, самый впечатляющий из воинских мемориалов России. Те, кто бывал в Бородине, наверняка помнят то возвышенное и грандиозное впечатление, которое охватывает всякого, кто стоит, например, на кургане Раевского и оглядывается кругом. Огромное поле, на котором здесь и там виднеются мемориальные колонны, стелы, мавзолеи, выделяющиеся на широком просторе, на фоне лесов. Большие и малые, величественные и скромные, монументы Бородинского поля не просто хранят память о подвиге, совершенном здесь русской армией 26 августа 1812 года. Они делают эту память живой, делают наших современников сопричастными героическим деяниям предков.

Очень может быть, что именно желание оборвать эту связь времен стало причиной уничтожения бородинских монументов в 1930-е годы.