Почетный гражданин В.Б. Глинский также пожертвовал на строительство храма 4 тысячи рублей, городской голова КВ. Рукавишников — вложил в него иконы. Храм был построен вчерне осенью 1892 года, к пятисотлетию со дня кончины преподобного Сергия Радонежского. 1 ноября на главы подняли кресты, а на звонницу — первые два колокола. Право первого удара в колокол предоставили начальнику Московского гарнизона Унковскому, участнику еще Севастопольской кампании. Освящение храма состоялось 23 мая 1893 года и было отмечено в Москве крестным ходом из Кремля через Иверские ворота на Ходынское поле.

ИД. Кондратьев в «Седой старине Москвы» замечает: «Храм по своему плану и мастерскому исполнению является весьма величественным». Войсковой храм, вмещавший 1000 человек, стоял на каменном фундаменте. Словно сошедший с билибинских иллюстраций к русским сказкам, он был выдержан в «национальном» стиле. Крестообразный в плане храм имел шесть куполов (пять над церковью и шестой — над звонницей). Центральную его часть венчал невысокий многогранный шатер. Стены церкви, завершенные килевидными закомарами, украшены были большими живописными панно. Храм окружала галерея, через большие окна которой в храм лились потоки

света. В окна барабана вставлены были цветные стекла. Над западным притвором была устроена звонница, увенчанная главой на крещатой бочке (прием, заимствованный у памятников деревянного зодчества Русского Севера). На звоннице помещались часы с боем и восемь колоколов, пожертвованных благотворителями. Любопытен отзыв современника: «Башенные часы с большим циферблатом на три стороны, утопая в резьбе русского стиля, придают ей (церкви. — КМ.) древнефеодальную прелесть». Часы на звоннице были, конечно, не прихотью архитектора, а необходимым атрибутом регламентированной жизни военного лагеря.

Два придела церкви были связаны с памятью о важных для императорской семьи событиях.