Поражение Удино и Сен-Сира графом Витгенштейном»; «Взято в плен неприятеля 4500 человек, отбито 3 орудия».

Полоцкому кадетскому корпусу вменено было в обязанность поддерживать памятник в хорошем состоянии и охранять его.

К сожалению, некому было сохранить монумент в 1932 году, когда его разрезали на части и отправили на переплавку. Чугун Советской стране, конечно же, был нужнее, нежели память о героях давней войны. Постаментом, впрочем, власти распорядились рачительно: на нем установили, как сказано выше, памятник Ленину.

В современном Полоцке, областном центре независимой Белоруссии, об утраченном монументе помнят И собирают средства на его восстановление. 21 июня 2006 года в Полоцке установлен закладной камень на месте воссоздаваемого монумента. В церемонии приняли участие депутаты Парламентского собрания Союза Белоруссии и России.

В Смоленске главный монумент 1812 года цел. Но был в городе еще один — памятник партизанам Энгельгардту и Шубину расстрелянным французами. Во время неприятельского нашествия партизанские отряды создавали не всегда сами крестьяне, как пишут в наших учебниках истории. Часто формированием отрядов из своих крепостных и дворовых людей руководили их помещики. В Смоленской губернии руководители двух таких отрядов — отставной подполковник Энгель- гардт, помещик сельца Дягилева Поречского уезда, и коллежский асессор Шубин — были захвачены французами в плен. Им предложили присягнуть Наполеону, но партизаны отказались. 15 октября 1812 года Энгельгардт был расстрелян французами у крепостной стены в Смоленске. Казнь Энгельгардта, отвергнувшего предложение вступить во французскую службу полковником, была воистину изуверской: французы, по свидетельству очевидца, «произвели к довершению лютости своей с намерением выстрел в ногу сперва». После этого они вновь постарались убедить Энгельгардта послужить Наполеону, говоря, что есть еще время спасти себя, можно залечить рану, можно, наконец, пожалеть о себе, видя смерть пе

ред глазами. «Русские дворяне умеют умирать за Отечество и не привыкли быть рабами иноплеменников», — отвечал Эн- гельгардт.