В автобиографической повести «Охранная грамота» Борис Пастернак вспоминает: «Я часто заворачивал в соседний переулок, где в одном из дворовых флигелей Зла- тоустинского монастыря целыми артелями проживали цветочники. Именно здесь запасались полной флорой Ривьеры мальчишки, торговавшие ею на Петровке вразнос. Оптовые мужики выписывали ее из Ниццы, и на месте у них эти сокровища можно было достать за совершенный бесценок».

В 1907 году в монастыре жили архимандрит, 11 монахов и

2      послушника. Обитель относилась уже к 1 -му классу монастырей. Монастырский капитал перед 1917 годом составлял почти 112 тысяч рублей. Из поздних архимандритов Златоустовского монастыря известен Исидор (в миру Петр Колоколов), активный борец со старообрядчеством, подвергнутый ссылке за то, что дерзнул отпевать Григория Распутина; в 1918 году он был зверски казнен красноармейцами в Свияжске, где в то время монашествовал в Успенском монастыре. Последний настоятель Златоустовского монастыря, Феодосий, в качестве настоятеля походного отряда Красного Креста участвовал в Русско-японской войне 1904—1905 годов, откуда вернулся с орденом Святой Анны и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте — «за отличие в делах против японцев».

Церковь, выстроенная на средства генерал-фельдмаршала Апраксина в 1713 году, представляла собою усложненный образец композиции «восьмерик на четверике». Это была весьма оригинальная постройка с двухъярусным восьмериком, поставленным на четырехугольный нижний объем, завершенный «полуглавиями» — огромными полукруглыми фронтонами в середине стен. Стройная небольшая церковь была ярким памятником стиля «петровского барокко». Увенчана она была одной главой на восьмигранном барабане. Интерьер церкви украшал иконостас XIX века. Усыпальница находилась в под- клете храма.

Постройке усыпальницы рода Апраксиных явно придавалось большое значение — провозить стройматериалы для Благовещенского храма разрешено было беспошлинно.