Впоследствии он прославился в сражении при Кагуле; в позднейшие времена полк оставался в составе русской армии под именем «Лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка».

Слободу подчинили городской полиции и приписали к Сущевской части Москвы, хотя формально она оказалась за городской чертой, за Бутырской заставой Камер-Коллежского вала. Церковь Рождества ремонтировали в 1753—1755 годах Новые жители слободы, в отсутствие дисциплинированных военных поселян, отличались вольностью нравов и криминальными наклонностями: о Бутырках даже Екатерина II заметила, что они превосходят иные московские окраины по «распущенности».

В 1812 году храм, превращенный французами в продовольственный склад, не пострадал и не был даже разграблен, почему его вновь освятили уже в декабре 1812 года без какого- либо ремонта. Правда, есть сведения о том, что прямо в храме на Распятии французы повесили старосту прихода.

Основные доходы храма в XIX столетии происходили от сдачи 240 десятин церковной земли в аренду Московскому обществу сельского хозяйства.

Со временем Бутырская военная слобода превратилась в обычное предместье Москвы — село Бутырки, где в XIX веке возникли несколько заводов и фабрик, и Бутырский хутор, полигон агрономических опытов Московского общества сельского хозяйства и место летнего дачного отдыха тогдашних горожан. От Савеловского вокзала до Петровской (Тимирязевской) академии через Бутырки ходил «паровичок» — несколько сцепленных трамвайных вагонов, которые тянул за собою небольшой паровоз. «Это была самая легкая, а на кондукторском языке — самая «дачная» линия в Москве», — вспоминал КГ. Паустовский, работавший в 1910-е годы кондуктором в московском трамвае.

И лишь величавый храм Рождества Богородицы напоминал о прежних временах и прежнем облике солдатской слободы. Несмотря на несколько ремонтов и обновлений, он

почти полностью сохранял свой первоначальный — уникальный — архитектурный облик. В 1894 году при церкви выстроили часовню Животворящего Креста по проекту архитектора Н.И. Какорина. Рядом с храмом в начале XX века работала приходская школа, наследница гордоновской.