Множество молодых архитекторов проходили на строительстве храма Христа Спасителя архитектурную практику, работая помощниками маститых зодчих, рисовальщиками и т.п. Известны и некоторые имена мастеров-исполнителей — Корнелий Абросимов; Матвей Филиппов — крепостной мастер, с 1837 года руководивший ведением кирпичной кладки на строительстве храма и получивший в 1857 году по представлению Тона звание «свободного художника архитектуры»; Рябков.

Освящение храма 26 мая 1883 года было приурочено к коронации императора Александра III и стало грандиозным торжественным праздником. Из многих храмов Москвы и Подмосковья двигались к Кремлю шествия духовенства и прихожан с иконами. После молебна в Успенском соборе грандиозный крестный ход направился к храму Христа Спасителя. В процессии участвовали представители воинских частей, прославившихся в 1812 году, и губерний, на полях которых происходили сражения Отечественной войны. Царь и наследник престола прошли в алтарь, где высшее духовенство совершило сопутствовавшие ритуалу освящения таинства и молебны. Затем крестный ход обошел вокруг храма под звон всех московских колоколов и залпы орудийных салютов. Дожившие до этого дня ветераны кампании 1812 года были удостоены беседы с императором. Вокруг собора стояли войска; храм окружали бесчисленные толпы собравшихся на праздник москвичей. Именно в эти дни в Москве впервые прозвучала увертюра «1812 год», написанная П.И. Чайковским ко дню освящения храма Христа Спасителя.

Самым удачным в храме Христа Спасителя было, пожалуй, его чрезвычайно выигрышное местоположение — близ Кремля, на изгибе Москвы-реки. Храм стал главным акцентом многих архитектурных видов города, его монументальное величие

было подчеркнуто рельефом местности и небольшими размерами окружающей городской застройки. С его постройкой в Москве появился храм, которого, пожалуй, в XVIII—XIX веках в ней не было — городской собор (не по официальному статусу, а по значению для горожан), отделенный от резиденции власти, всегда доступный, стоящий на площади в гуще жилых кварталов. Такой тип собора более характерен для городов Европы, нежели для старинных русских городов, где главный собор обычно стоит в кремле или в крепости и, как правило, несколько отстранен от городской повседневности.