Обед офицеров состоял из четырех, а «нижних чинов» — из трех блюд; «в воскресенье же и в праздничные дни — по рюмке водки и пирожки». Стол офицера обходился в 15 копеек в день, «нижнего чина» — в 4,5 копейки.

Ежедневно на утреннем смотре оглашался приказ на день. После завтрака жители богадельни принимались за работу. В богадельне для них устроены были мастерские: слесарная, столярная, литейная, швейная. Ветераны сами себя обслуживали : работали в богадельне сторожами, кучерами, поварами, санитарами, офицерской прислугой, ухаживали за садами и огородами. У жителей богадельни была и форма военного образца. Офицеры носили темно-зеленые шинели и сюртуки с красным воротником, фуражки и эполеты. У «нижних чинов» шинели были серыми, с околышами по цвету формы полков, в которых они служили.

Нужно отметить, что в Измайловскую богадельню принимали бывших воинов без различия их национальности и вероисповедания; из документов 1888 года, например, видно, что призреваемые поляки просили пригласить к ним католического ксендза.

10 сентября 18б4года богадельню посетил император Александр II вместе с сыновьями и племянниками. Вероятно, он вспоминал в тот день, как 25 лет назад участвовал вместе с отцом в ее торжественном открытии.

Ежегодно на Пасху и Рождество Христово делегация призреваемых отправлялась в Москву поздравлять генерал-губернатора и прочее высокое начальство. Для этого нанимались извозчики, из которых составлялся целый поезд. Ветераны ехали при полном параде.

В конце 1930-х годов на опушке Измайловского леса, примерно там, где выныривает сегодня из-под земли поезд метро, сохранялись остатки кладбища Николаевской военной богадельни. Теперь на этом месте растут деревья и проложены асфальтовые дорожки.

Однако нельзя не рассказать о жизни храма в Измайлове до поступления на военную службу.

Если у Петра I было Преображенское, то у его отца Алексея Михайловича — Измайлово. Остров посреди Серебряно-Виноградного пруда, любимая летняя резиденция — Государев двор.