Поняли, что все дело в старике. («Кто же был этот старик?» — спросил я. «Говорили, колдун вроде», — ответили мне.) Приехала машина, старика забрали и увезли. Только после этого и смогли башню свалить». Не Брюс ли пытался отстоять свою башню?! Легенду из интеллигентской среды приводит в одной из статей Т. Иванова: якобы Вс. Иванов рассказал о готовящемся сносе Горькому, тот «предпринял меры», и Совнарком уже решил помиловать Сухареву башню, но случился «трагизм не

согласованности». Может быть, Горькому именно так объяснили снос «в верхах» — достойное продолжение иезуитских «переговоров» Кагановича с художественной интеллигенцией. (О том, что Горький и в самом деле пытался спасти Сухареву бащню, вспоминал в 19б0-е годы и художник П. Корин.) Вариантом этой легенды был ходивший по Москве слух, что Каганович снес Сухареву башню в ту самую ночь, когда Сталин распорядился сохранить-таки ее как памятник старины.

Есть и еще одна легенда, связанная с упомянутой выше «Черной книгой», которую Брюс замуровал в Сухаревой башне. Она заключается в том, что разборка башни по кирпичику вызвана была стремлением Сталина завладеть «Черной книгой» и обрести власть над миром. В Москве шептались, будто Сталин сам приезжал ночью на руины, а многих рабочих и окрестных жителей допрашивали на Лубянке. Но ничего не нашли.

Москвичам оставалось хранить дома кусочки кирпичей разрушенной башни. Сухаревскую площадь намеревались реконструировать, известен проект М. Бархина (1937) — грандиозные над человеческие арки и колоннады — но руки не дошли. Площадь осиротела. Осталась боль. И надежда восстановить справедливость. Восстановить. Восстановить Сухареву башню!

Впервые это предложение прозвучало на президиуме Центрального Совета ВООПИК в июне 1978 года. Исходило оно от М.В. Посохина, тогда главного архитектора Москвы, чьи проекты погубили в свое время не один десяток ее исторических зданий. В мае 1980 года «Литературная газета» поместила письмо П. Барановского, О. Волкова, И. Глазунова, Л. Леонова, Д. Лихачева, И. Петрянова, Б. Рыбакова «Восстановить Сухареву башню». Ответ председателя Мосгорисполкома В. Промыслова был не отрицательным, но неопределенным: «вернуться к рассмотрению вопроса после проведения всестороннего его анализа». Как тогда писали, устройство под восстановленной башней транспортного тоннеля стоило 150 миллионов рублей.