Видимо, от местности получила название и башня, хотя некоторые

историки считают, что Петр I назвал ее так, желая отметить в веках верный ему стрелецкий полк. Однако в 1701 году в царском указе фигурирует название «Сретенская по Земляному городу башня». П.В. Сытин указывает, что башня звалась Сухаревой только с 1730-х годов. Голландский путешественник Корнелий де Бруин, во всяком случае, в 1702 году называет ее башней Сретенских ворот. Так звались ее деревянные предшественницы, воротные башни Скородома, или Земляного города, по трассе которого впоследствии проложили Садовое кольцо. Что же касается заслуг Лаврентия Сухарева перед Петром, то на памятных досках на башне они никак не были отмечены. За «Троицкий поход» верных Петру стрелецких полков в лавру Сухарев получил весьма скромную, в сравнении с другими стрелецкими полковниками, награду. Более того, в 1698—1699 годах стрельцов полка Сухарева, в числе прочих стрелецких полков, выселили из их слободы и отправили в провинциальные гарнизоны — хороша благодарность за верную службу! Так что мемориалом верности стрелецкого полка башню сделала только легенда. Однако возведение столь грандиозного по тогдашним меркам сооружения над одними из ворот Земляного города не могло быть случайным. Не случайно и предание, что башня строилась по рисунку Петра. Скорее всего, Петр осознавал башню как своего рода мемориал победы над царевной Софьей, отмечавший его приход к реальной власти. Нужно учитывать и то обстоятельство, что величественное сооружение поставлено было на главной тогдашней дороге из Москвы в Западную Европу — через Архангельск, единственный внешний порт «допетербургской» России.

Строилась башня в два приема. В 1692—1695 годах возвели два первых яруса — непосредственно Сретенские ворота и палаты над ними, увенчанные шатрами; здесь была «полковая изба» стрельцов Сухарева. На башне и возле нее постоянно находились стрелецкие караулы.

Облик здания после «первой очереди строительства» угадывается из текста закладных досок, висевших по сторонам ворот: «Над теми воротами палаты и шатры с часами, а подле ворот по обе стороны малые палаты, да казенный амбар, а позади ворот к новой Мещанской слободе часовня с кельями». Палаты окружены были террасой, на которую вела с земли лестница с крыльцом.