А с другой стороны, в письме Сталину архитекторы вряд ли осмелились бы искажать факты, которые легко проверить, — значит, и в самом деле «горячо приветствовали». — КМ.).

Только один человек осмелился публично выступить против строительства Дворца Советов на месте храма Христа Спасителя. Это был художник Аполлинарий Васнецов, создавший десятки замечательных картин с видами старой Москвы. Он отправил письмо в защиту храма в редакцию «Известий»: «Этот памятник — народное достояние огромной материаль

ной ценности, над ним работали более 50 лет, он представляет и несомненную художественную ценность. Рушить его, конечно, легко, но когда памятник архитектуры и искусства целой эпохи исчезнет без следа, жалеть будет поздно». Васнецов предложил возводить дворец на Воробьевых горах, на месте несостоявшегося храма Витберга. Но, конечно же, от старика-художника просто отмахнулись. По некоторым сведениям, против строительства дворца на месте храма возражали архитекторы А.В. Щусев и И.П. Машков.

Тем временем агитаторы повторяли стихи Демьяна Бедного: «Скоро здесь, где торчал храм-кубышка,/ Засверкает, радуя наши сердца,/ Всемирно-пролетарская вышка/ Советского чудо-дворца». Воинствующие безбожники тем временем прямо-таки с геббельсовской изобретательностью «разоблачали» мемориальную ценность храма: оказывается, его возвели «в память и для прославления массового человекоистребле- ния». Строили церковь «на народных костях Николай Пал- кин и его сын Александр-Крепостник». На иконах изображены были «святые эксплуататоры княгини ольги и александры невские». Мемориальная галерея 1812 года была объявлена «памятником милитаристского культа»: «Ни о каком беспримерном усердии со стороны рабочих и крестьян в эпоху русско-французской войны говорить не приходится». Об именах жертвовавших свои средства на народное ополчение 1812 года и на возведение храма следовало классовое разъяснение: «В самом выигрышном освещении были показаны «подвиги» представителей эксплуататорских классов». И, разумеется, делались политические выводы: «В былые годы в этом храме собирались помещики и купцы, чиновники и фабриканты, жандармы и проститутки, весь «цвет» старого гнусного мира царских времен.