В-третьих, Россия впервые предприняла наступательный поход против Крымского ханства, от которого двести лет перед тем только отбивалась и откупалась. Впервые русские солдаты оказались у ворот Крыма, впервые воевали со старинным врагом на его территории. Наконец, походы русского войска в степь и под стены Перекопа позволили «работникам тыла» беспрепятственно соорудить в 1687—1689 годах цепь деревянно-земляных крепостей, надежно преградивших пути крымских набегов на русские земли.

Теперь обратимся собственно к истории дома Голицына и к личности его хозяина.

Могущественный вельможа конца XVII столетия, фаворит и «первосоветник» царевны Софьи, глава Посольского и иных приказов, «царственныя большия печати и государственных великих посольских дел оберегатель» князь Василий Васильевич Голицын (1643—1714) жил в Москве в Охотном Ряду, в собственном доме, выстроенном в 1684—1687 годах. Во времена регентства Софьи Голицын фактически был правителем государства. Сторонник идей петровских преобразований, он часто принимал у себя иностранных гостей, называвших его охотнорядский дом «восьмым чудом света» и «одним из великолепнейших в Европе».

«В его обширном московском доме, — писал историк В.О. Ключевский, — все было устроено на европейский лад:

в больших залах простенки между окнами были заставлены большими зеркалами, по стенам висели картины и портреты русских и иноземных государей в золоченых рамах; на потолках нарисована была планетная система, множество часов и термометров художественной работы завершали убранство комнат. Крыша дома была покрыта медными листами; наличники окон и дверей снаружи были украшены каменной резьбой. В доме князя В.В. Голицына, самого образованного человека своего времени, говорившего на нескольких иностранных языках, встречались как приезжие иностранцы самых различных направлений, до иезуитов, так и передовые элементы русского общества».

Добавим: в доме у Голицына была богатейшая библиотека на нескольких языках (216 наименований рукописных и печатных книг), коллекция заграничных эстампов, карты Европы. Князь-фаворит хранил дома даже рукопись чуть ли не конституции: «О гражданском житии, или О поправлении всех дел, еже надлежат обще народу». В доме Голицына была и переписная книжная мастерская; известно, например, что по его заказу в ней переписывали «Историю о великом князе Московском», созданную в XVI столетии князем- оппозиционером Андреем Курбским.