За дворец Голицына снова пошла в бой специальная комиссия из представителей Центральных государственных реставрационных мастерских, Академии истории материальной культуры и даже Общества историков-марксистов. В ход были пущены все аргументы, вплоть до того, что палаты объявлялись «художественными документами при изучении классовой борьбы народов СССР». Но и это не помогло.

Дом Голицына был снесен в 1932—1934 годах для строительства огромного здания Совета Труда и Обороны (в поздние советские годы Госплан СССР, ныне Госдума РФ). Работы по разборке и документальной фиксации частей голицынских палат были поручены инженерно-строительному отделу ОГПУ. Сохранились многочисленные реконструкции фасадов, разрезы и фиксационные чертежи обреченного дома, выполненные реставраторами ПД. Барановским и Ф.В. Столпниковым.

Боярин Троекуров вновь «победил» соседа — его трехэтажные палаты стоят до сих пор во дворе между старым и новым корпусами Госдумы.

Лучший пример истинности этой поговорки — история Сухаревой башни, стоявшей на Большой Сухаревской площади в Москве. С Сухаревой башней не связаны победы русской армии над врагами Отечества. Легенда о возведении ее в память верности Петру I стрелецкого полка под командованием стольника Лаврентия Сухарева во время борьбы за власть между Петром и царевной Софьей — не более чем легенда. Но Сухарева баш, безусловно, была одним из воинских памятников Москвы. Во-первых, это были единственные дожившие до XX века крепостные ворота Земляного города. Во-вторых, башня служила штаб-квартирой стрелецкого полка. В-третьих, с Сухаревой башней тесно связана история Военно-морского флота России.

В конце XVII века здесь, в конце Сретенки, стояли Сретенские ворота крепости Земляного города. Возле них в 1613 году москвичи торжественно встречали из Костромы избранного на царство Михаила Федоровича Романова. В последней четверти XVII века (до 1699 года) у ворот нес службу 2-й стрелецкий полк под командованием Лаврентия Сухарева, оставшийся верным Петру во время мятежа 1б89 года. Еще до возведения башни, которую народная молва звала «невестой Ивана Великого», окрестная местность именовалась «в Сухареве».